Право на личную атмосферу, гравитацию и “мир во всём мире”

Позволь себе быть собой, а другим быть другими

Если бы изначально так сложилось, что вы всегда жили на своей собственной уникальной планетке, причём так же, как и все остальные, ничего не подозревающие о вашем существовании в глубинах вселенной, – остались ли бы вы тем же самым человеком, каким являетесь сейчас? Не имея ни дня опыта общения с себе подобными, без влияния с чьей-то стороны, со своими собственными мыслями в голове, со своими личными правилами жизни и законами гравитации на планете. Сложно представить?

В действительности, только что нарисованная картинка не слишком далеко ушла от реальности.

Попробуйте найти на этой огромной Земле хоть одного человека, который был бы точной копией вас, выросшего в той же среде, имеющего те же планы на будущее. Реальное положение дел отличается от воображаемого лишь тем, что личная «планетка» каждого из нас постоянно подвергается вторжениям со стороны «пришельцев», пытающихся изменить уклад состоявшейся жизни. С первого дня и с каждым последующим любое столкновение приводит к тому, что миры теряют свою аутентичность, чужие баобабы притесняют заботливо высаженные розы (спасибо Экзюпери за любезно предоставленную метафору). И бороться с ними всё сложнее. Просто потому, что скопировавшие друг друга миры не принимают отличий других от себя.

Нужно хорошо постараться, чтобы среди всех личностных качеств дифференцировать родные и приобретённые. Никто не рос в изоляции, поэтому, так или иначе, впитал в себя часть атмосферы, которая затем стала собственной и ещё более многокомпонентной.

Раса, национальность, пол, род деятельности, интересы, предпочтения, увлечения, возраст – все «слои» личного мира можно расположить в иерархии: от базовых, априори неизменных, до вновь обретённых и непостоянных. Все они в сумме – композиция отдельного мира и целой личности, каждый из них с кем-то объединяет и от кого-то отличает. Из-за каждого из них вы рискуете подвергнуться вторжению, поскольку существующая атмосфера может оказаться непригодной для дыхательной системы других, и они поспешат это исправить.

Мышление в контексте «не такой, как я» и «не такой, как все» приводит к явлению, когда все особенности склоняются в пользу коллективно приемлемых (читай – способных быть воспринятыми).

Мы и сами приучаем окружающих к тому, как нас воспринимают. Представим, был создан новый формат файлов, не похожий ни на один из ранее известных. Преимуществ, которые были вложены в него, не перечесть. Он – лучший в своём роде, и об этом всем известно. Но разработчики ещё только на пути к тому, чтобы создать универсальный электронный носитель, способный прочесть его. И выходит так, что, несмотря на свои явные достоинства, он не удостаивается и доли заслуженного внимания. Теперь вряд ли кому-то удастся встретить его где-либо – он забыт, вытеснен или приспособлен под остальных. Пусть и ценой своей уникальности.

Так происходит с каждым приспосабливающимся под того, кто сможет прочесть. Быть «таким, как все» – пожизненное стремление каждого, кто существует в социуме. Эта боязнь разделить участь «непрочитанного» толкает нас к тому, чтобы «перепрошить» себя. Вскоре найдётся кто-то, знающий, о чём мы ведём речь своим существованием, но будет поздно. Нас теперь читают остальные, хоть и бегло, и с ошибками.

Корень зла отчасти кроится в общественном мнении. Мнении, так называемом, в силу того, что понятие это введено искусственно, дабы дать название общему шуму голоса толпы, поданного одним и подхваченного другими – теми, кто считает себя его единомышленниками. Но нас, ведь, всегда учили правилам поведения в толпе. Идти против неё – значит сознательно навлекать угрозу на себя. Тут уместны все смыслы понимания этого оборота.

Существующую тенденцию можно было бы назвать «общественным компромиссом». Компромисс – явление, когда теряешь часть своих интересов ради приобретения чего-то взамен. Вступая в отношения с обществом, мы избавляемся от доли того, что составляет нас самих – наших принципов, наших интересов, нашей сущности, в конце концов. Типичным примером может оказаться фраза «Будь проще, и люди к тебе потянутся». Здесь у каждого свои приоритеты и свой выбор.

Хотя и на этом этапе борьба не прекращается: в мире всё стремится к равновесию, и пока в одном лагере «такие, как все» избавляются от характерных отличий, в другом – «не такие как все» делают всё, чтобы их себе навязать. При этом остаётся неважным, похож ты на других или выбиваешься из общей колеи, если ты больше не похож на себя. С одной стороны, попытка всё же остаться самим собой требует гораздо меньше усилий, но с другой – они будут переброшены на сопротивление и борьбу за безусловное, данное при рождении право дышать воздухом своей атмосферы и не менять её состав ради того, чтобы на планетке прижились чужие ростки.

Говорят, чтобы изменить мир, нужно сначала изменить самих себя, и возникаемые попутно в последнем случае сложности способны объяснить, почему так невелики успехи в первом. Проблема в том, что все пытаются что-то изменить (чаще – кого-то), но мало кто стремится принять уже существующее, что часто бывает таким, как нужно, уже по умолчанию. Принятие себя, так же, как и принятие других, just as they are – важнейшие и взаимосвязанные предпосылки для «мира во всём мире долго и счастливо», хотя само по себе это всеми желаемое явление всё ещё считается утопичным.

Но, ведь, и худший ученик в классе считает себя безнадёжным, при этом даже не пытаясь чему-то научиться.

Читайте также:

Поведение в толпе: как позволить себе и другим остаться собой

Идеальная версия себя – цель, обязанность, испытание?