Герои и злодеи: почему стоит избавиться от привычки присваивать “роли”

Герои и злодеи: игры, в которые мы играем

Когда мы находимся в желаемом месте, когда всё идёт как надо и кажется, будто весь мир существует только для того, чтобы и дальше поддерживать в нас это чувство счастья и спокойствия, хочется поделиться этим состоянием с остальными. Тот же весь остальной мир мы обвиняем, если что-то идёт не так. Никогда так сильно не докучают прохожие на улице, внезапный дождь в день, когда выходишь куда-то без зонта, пятно от горячего кофе на новой рубашке, как в момент, когда уже всё вокруг подготовлено к тому, чтобы вывести из нас равновесия. Все эти мелочи – увеличительное стекло уже происходящего внутри, и когда этот поток выплёскивается наружу, чаще именно они попадают под обвинения. Стали бы мы, например, обвинять друга в какой-то мелкой и неловкой оплошности, не находясь уже в состоянии конфликта с ним?

Мы не всегда способны до конца осознавать, в чём же истинная причина «ссоры» с миром и окружающими. Это глубокий океан собственных реакций и соответствующих выводов, мыслей о прошлом и переживаний о будущем. Это уже существующая рана, касание к которой причиняет новую боль, а не саму травму, как может показаться по незнанию. Конечно, случайный дождь не способен настолько отразиться на настроении, чтобы вдруг захотелось кричать на весь мир. К тому же, сам мир не всегда способен понять, что причина боли не в нём.

Дело в том, что мы негативно реагируем именно на те факторы, которые наиболее резонируют по частоте с нашим общим состоянием обиды и огорчения, как и радуемся повседневным мелочам, если спокойны внутри. Хотя и не всегда нам удаётся точно определить, что же именно вызвало такую реакцию. Что тогда говорить насчёт способности прочесть действительные причины реакций других людей?

Всех нас объединяет то, что мы стремимся к состоянию, близкому к счастью и гармонии, пусть и каждый своими способами. Объединяет нас ещё и то, что очень часто, в результате неудачных попыток, они продолжают оставаться за пределами досягаемости. Тогда мы ограждаемся от мира обидами и разочарованием, продолжая просить о помощи, но сквозь эту оболочку доносится только звук, похожий на крик озлобленности.

Выходит так, что положительных или отрицательных персонажей просто не существует, даже если мы, привыкшие к шаблонности традиционных сценариев, примеряем эти образы в жизни, и если находим схожесть или каплю совпадения, тут же нарекаем героя злодеем. Однако и в кинематографе всё чаще совершаются прорывы, и те же истории, пересказанные от противоположного лица, уже звучат совсем по-другому. На примере своего же творения авторы показывают, что даже тот персонаж, который десятилетиями жил в нашем сознании в образе зла во плоти, имеет право быть услышанным.

Если обращаться с человеком так, как он этого заслуживает, он останется таким, какой он есть, но если обращаться с ним, как с человеком, каким он должен и может быть, он станет таким человеком.
© Гёте

Что произойдёт, если точно так же, под другим углом, посмотреть на всех, кто состоит в нашем окружении? На каждого, но как не на составляющее одного полотна, а как на самостоятельного героя со своей историей. Что, если дать ему слово и попросить рассказать «свою версию происходящего»? Будьте готовы к настоящим открытиям. Потому что может оказаться, что коллега, который любит устраивать скандалы, просто находит в этом удобный способ утвердить свою значимость, ощущения которой ему не хватало; соседка, винящая всех и во всём, от правительства до случайных прохожих, очень одинока, и таким образом надеется получить хотя бы долю желаемого внимания и заботы; друг, который внезапно отстранился от общения, чем-то обеспокоен и просто не может собраться и попросить поддержки.

Поэтому прежде, чем отвечать «зеркально», сначала стоит попытаться найти ту самую причину, которая мешает человеку жить спокойной, счастливой и гармоничной жизнью. Возможно, помочь её исправить и не получится, но по крайней мере он избавится от навешиваемого ярлыка, которому рано или поздно, при должном отношении со стороны окружающих, будет вынужден соответствовать. То, что должно было стать для него спасательным кругом, наоборот, потащит на дно. Он продолжит играть роль «главного злодея» в заданной для него пьесе.