Сила сторителлинга: как истории способны изменить мир

Как развивалась мировая литература и как она влияла на общество

Rebecca Hendin, bbc.com

От  древнего эпоса до современных романов, письменное слово меняло ход истории и мировоззрение целых поколений.


С ранних лет Александр Великий воспитывался, чтобы стать лидером Македонии. Маленькое королевство на севере Греции было в состоянии бесконечной войны со своими соседями, и прежде всего Персией, что означало для Александра необходимость научиться, как вести армии в битву. Когда его отец был убит и Александр взошел на престол, он быстро превзошел все ожидания. Он не только обеспечил безопасность своего королевства, но и разгромил целую Персидскую Империю, завовевав обширные владения, простиравшиеся от Египта до северной Индии.

Александр обладал еще одним оружием: им была «Илиада» Гомера. Он учился читать и писать по этому тексту, и благодаря своему учителю, философу Аристотелю, делал это с необычайной увлеченностью. Когда он встал на путь своих завоеваний, история о более ранней греческой экспедиции в Малую Азию служила в качестве плана, и чтобы воссоздать сцены из «Илиады», он пошел на Трою, хотя город не имел стратегического значения. В течение всех своих походов Александр Македонский держал «Илиаду» около своей постели.

Несмотря на свое место в литературе, эпическая поэма Гомера имела последствия далеко за пределами библиотек и костров Древней Греции. Она помогла сформировать целое общество и его этику.

Гомер рисует, помимо всего прочего, «формы мышления» ранней греческой культуры, – пишет искусствовед Говард Каннателла. – Эта история может определять, как сообщество должно было воплощать, проживать и принимать… [события], предназначенные для того, чтобы показать аудитории, как жизненные моральные выборы, например, отвага, могут влиять на общество в целом.

Влияние между Илиадой и Александром Македонским проходило в обоих направлениях. Вдохновившись эпосом, Александр воздал должное Гомеру, превратив греческий в язык общения большого региона, создав тем самым инфраструктуру для превращения Илиады в достояние мировой литературы. Преемники Александра построили великие библиотеки Александрии и Пергама, которые сохранят Гомера для потомков.

Это доказывало, что истории могут иметь значение за пределами книжных страниц. Философ Платон бросил вызов искусству с целью «показать, что оно может не только доставлять удовольствие, но и быть полезным как для общества, так и для человеческой жизни». Как и Аристотель, он считал, что поэзия может не только вызывать сильные эмоции, но и вдохновить людей стать лучше».

Сила эпоса

«Илиада» была типичной для ранних эпосов, таких как месопотамская «Поэма о Гильгамеше» или «Пополь Вух» (Книга народа) цивилизации Майя. Эта эпическая литература служила общим ориентиром для целых культур, рассказывая своим зрителям, откуда они пришли и кем являются.

Но не все литературные традиции начинаются с эпических рассказов о царях и завоеваниях. Китайская литература основана на «Книге Песен» – коллекции обманчиво простых стихов, которые с тех пор получили большой объем интерпретации и комментариев. Поэзия была занятием не только профессиональных поэтов. Начинающий чиновник огромного правительственного аппарата Китая должен был пройти через строгую экзаменационную систему империи, требующую, в частности, основательных знаний поэзии, а наивысшие чины должны были не только уметь процитировать, но и сами быть способны непринужденно их сочинять.

«Книга Песни» закрепляла поэзию как важнейшую форму литературы в Восточной Азии. Когда Япония добивалась культурной независимости от Китая, она сделала это, создав собственную коллекцию стихов.

Читайте также: Культуры народов мира, стоящие на грани выживания

Благодаря поэзии также был создан один из первых великих романов в мировой литературе – «Повесть о Гэндзи». Его автор, Мурасаки Шикибу, изучила китайскую поэзию, тайком подглядывая, как наставник обучает ее брата. Женщин китайской литературе не обучали. Когда она стала придворной дамой при тайном суде Японии, она использовала эти знания, чтобы составить портрет жизни при дворе, полный подробностей и психологической проницательности. Роман, ставший шедевром японской литературы, включал около 800 стихотворений и состоял из более чем тысячи страниц.

Повесть о Гэндзи Мурасаки Сикибу

С чистого листа

Когда все больше частей света освоили письменность и возникли новые технологии, прежде всего бумага и печать, увеличился охват и влияние письменных историй. Оба изобретения снижали стоимость литературы, а это означало, что она становилась доступной новым группам читателей. А появление новых читателей означало появление новых историй, которые удовлетворяли разные вкусы и интересы.

Это развитие было особенно заметно в арабском мире, который перенял секрет изготовления бумаги из Китая и превратил его в процветающую отрасль. Впервые рассказы, существовали только в устной форме, стали записываться и были собраны в сборниках сюжетов, таких как «Тысяча и одна ночь».

Более разнообразные, чем более старые эпические истории или сборники стихов, сказки сборника «Тысяча и одна ночь» были одновременно и развлекательными, и поучительными, обрамленные незабываемой историей Шехеразады и короля, который поклялся убить любую женщину, с которой проведет ночь. Столкнувшись с перспективой неизбежной смерти, Шехеразаде начала рассказывать историю за историей, пока король не отказался из своей кровавой клятвы, сделав Шехерезаду не только королевой, но и героиней повествований.

Читайте также: Право голоса: почему женщины должны рассказывать истории человечества

Поэтические коллекции, сборники рассказов и эпические сказки бросали длинную тень на последующую историю литературы. Когда итальянский поэт Данте Алигьери попытался описать христианский взгляд на Ад, Чистилище и Небеса, он выбрал форму эпической поэзии, таким образом, соревнуясь с классическими авторами. В «Божественной комедии» Гомер оказывается в Чистилище, поскольку Гомер имел несчастье жить до Рождества Христова.

Данте написал ее не на латыни, а на разговорном тосканском диалекте. Это помогло превратить диалект в язык, который мы теперь называем итальянским, и отдать должное важности литературы в формировании языка.

Рзавитие современной литературы с изобретением печатной машинки.

Эпоха романа

Большое изменение в судьбе литературы произошло с изобретением печатной машинки. Взяв за основу китайскую технологию, Йоханнес Гутенберг открыл эпоху массового производства и всеобщей грамотности, в которой мы живем сегодня. Расцветает такой литературный жанр, как роман, хоть самый первый принадлежал перу леди Мурасаки. Романы не ассоциировались с древними формами литературы, и поэтому позволили появиться новым типам авторов и читателей (от англ. novel – оригинальный, непривычный). Стало появляться все больше писательниц-женщин, которыми гибкая форма жанра использовалась для решения самых насущных вопросов современного общества.

«Франкенштейн» Мэри Шелли стоит у истоков того, что станет известно как научная фантастика, стоящая в разрыве между утопическим обещанием науки и ее разрушительным потенциалом. (Политическая антиутопия Джорджа Оруэлла «1984» и «Рассказ служанки» Маргарет Атвуд – более свежие примеры этой традиции).

В то же время, роман использовался молодыми странами в борьбе за свою независимость. Так произошло во время «латиноамериканского бума» в 1960-х годах и Габриэля Гарсиа Маркеса, чей роман «Сто лет одиночества» охватывает множество поколений. Политическая независимость требовала культурной независимости, и романы показали себя как лучший способ ее обретения.

Читайте также: Весь мир за один год: путешествие в книгу

Хотя эти и многие другие авторы использовали преимущества эпохи массового производства книг, печатный станок также облегчал контроль и цензуру литературы. Это стало особой проблемой для авторов, живущих в тоталитарных режимах, таких как нацистская Германия или Советский Союз, где с целью избежания цензуры разрабатывались системы подпольной публикации.

Сегодня мы переживаем еще одну революцию в области письменных технологий, по крайней мере такую же важную, как изобретение бумаги и печати в Китае, или повторное изобретение печатной машины в Северной Европе. Интернет меняет то, как мы читаем и пишем, как распространяется литература и кто имеет к ней доступ. Мы стоим в начале новой эры письменности и литературы – письменный мир изменится снова.

Источник