Из пункта “нет” в пункт “да”: путь согласия

Уильям Юри – посредник, писатель и оратор, со-основатель Гарвардской программы переговоров. Он работает с конфликтами, начиная от семейных ссор до схваток в зале заседаний по вопросам этнических войн. Автор книги “Достичь согласия” (Getting to Yes).

В своём выступлении на TED Уильям Юри говорит: путь от конфликта к согласию так же прост, как прогулка. Для этого оппонентам нужно лишь  встать не лицом к лицу, а плечом к плечу (ведь, сложно спорить, когда стоишь не напротив друг друга, а рядом), услышать мнение каждого будто со стороны. С “третьей стороны” конфликта. Отправиться в путешествие по пути Авраама, проповедовавшего уважение и единство.

Итак, когда речь заходит о сложных переговорах, я вспоминаю одну из моих любимых восточных притч.

Трём братьям досталось в наследство 17 верблюдов. Первому сыну отец оставил половину верблюдов; второму сыну досталась треть верблюдов, а младшему – девятая часть. И вот братья принялись делить верблюдов: 17 не делится на 2. И на 3 не делится. И на 9 не делится. Напряжение между братьями нарастало. Наконец, отчаявшись, они решили посоветоваться со старой мудрой женщиной. Старая мудрая женщина долго думала, но, наконец, она вернулась к ним и сказала: “Ну, уж не знаю, смогу ли я вам помочь, но, если хотите, можете взять моего верблюда”. Итак, у них оказалось 18 верблюдов. И старший сын взял свою половину – половина от 18 это 9. Средний сын взял свою треть – треть от 18 это 6. Младший сын забрал свою девятую часть – девятая часть от 18 – это 2. Итого получается 17. Остался один верблюд – и они вернули его пожилой мудрой женщине.

Если задуматься, мне кажется, эта история похожа на огромное количество сложных переговоров, в которых мы участвуем. Всё начинается с 17 верблюдов – и эта задача неразрешима. Каким-то образом нам нужно выйти из этой ситуации, как та мудрая женщина, посмотреть на ситуацию свежим взглядом, и вернуться с 18-ым верблюдом. Поиск этого 18-го верблюда для разрешения мировых конфликтов стало моим призванием.

Я смотрю на человечество в целом как на этих трёх братьев: мы все – одна семья. С научной точки зрения, нам известно, что благодаря революции коммуникаций, все племена на планете, все 15000 племён, находятся в контакте друг с другом. Мир – это большой семейный праздник. И, как на большинстве семейных праздников, не всё идёт гладко и спокойно. Возникает множество конфликтов. И вот вопрос:

Как справиться с нашими различиями?

Как мы справляемся с коренными различиями, учитывая человеческую склонность к конфликтам и гениальные изобретения человека по разработке оружия массового уничтожения? Вот в чём вопрос.

Поскольку большую часть последних тридцати – почти сорока – лет я провёл путешествуя по миру, пытаясь работать в конфликтах от Югославии до Ближнего Востока, от Чечни до Венесуэлы, в сложнейших конфликтах на планете, я задавал себе этот вопрос. И я думаю, мне удалось, в какой-то мере, открыть секрет пути к миру. Он на удивление прост. Осуществить его непросто, а сама идея проста. Она даже не нова. И, может быть, это одно из древнейших наследий человечества. Секрет мира – это мы. Потому что это мы действуем как сообщество, окружающее любой конфликт. Это мы можем сыграть конструктивную роль.

Позвольте я приведу вам в пример одну историю.

Около 20 лет назад я был в Южной Африке. Я работал с представителями конфликтующих сторон, и у меня был в запасе свободный месяц. Поэтому я провёл некоторое время среди нескольких групп бушменских племён Сан. Мне было любопытно, как они разрешают конфликты. Потому что, в конце концов, это охотники и собиратели, которые на глазах нашего поколения живут почти так, как наши предки жили на протяжении, возможно, 99% истории человечества. И все мужчины этих племён используют в охоте ядовитые стрелы – абсолютно смертельные. Так как же они справляются с разногласиями? Что ж, я узнал, что, когда в этих племенах разгораются страсти, находится человек, который прячет ядовитые стрелы в зарослях кустарника, а все остальные садятся в круг и сидят, и говорят, говорят. Это может продолжаться два дня, три дня, четыре дня, но они не отдыхают, пока не придут к решению, а ещё лучше, к примирению. Но если чувства всё ещё слишком сильны, они отсылают буянов подальше навестить родственников и остыть.

Возможно, вот эта система, позволила нам дожить до сего дня, учитывая наши человеческие склонности. Я называю эту систему “третьей стороной”. Потому что, если вдуматься, обычно мы описываем конфликт, как процесс, в котором всегда участвуют две стороны. Это арабы против израильтян, рабочие против управляющих, муж против жены, республиканцы против демократов, но мы часто не видим, что всегда есть третья сторона. И третья сторона конфликта – это мы, окружающее сообщество, друзья, союзники, члены семьи, соседи. И мы можем сыграть невероятно конструктивную роль. Может быть, самое главное, чем может помочь третья сторона, – это напомнить конфликтующим, что поставлено на карту. Ради детей, ради семьи, ради всего сообщества людей, ради будущего, давайте прекратим воевать, хотя бы на мгновенье, и начнём разговаривать. Потому что проблема в том, что, когда мы вовлечены в конфликт, очень легко потерять цель. Велика опасность начать просто сопротивляться. Мы, люди, – это просто реагирующие машины. Как гласит пословица, когда человек зол, он может произнести лучшую в жизни речь, о которой всю оставшуюся жизнь он будет жалеть. А третья сторона напоминает нам об этом.

Третья сторона помогает нам “выйти на балкон” – это метафоричное название места, из которого можно взглянуть на ситуацию целиком, из которого мы можем смотреть на цель, не отрываясь.

Позвольте рассказать вам историю из моего собственного опыта переговоров.

Несколько лет назад я участвовал как посредник в очень жёстких переговорах между руководством России и руководством Чечни. Как вы знаете, между ними шла война. Мы встретились в Гааге, во Дворце мира, в той же комнате, где проходил трибунал по военным преступлениям в Югославии. И переговоры начинаются с жёсткого старта: вице-президент Чечни ткнул пальцем в русских и сказал: “Вы должны сидеть на этих стульях, потому что вас будут судить за военные преступления”. А потом он повернулся ко мне и сказал: “Вот вы американец. Посмотрите, что вы, американцы, делаете в Пуэрто-Рико”. И я начал судорожно думать: “Пуэрто-Рико? Что я знаю о Пуэрто-Рико?” Я начал сопротивляться, реагировать, но потом я постарался вспомнить, что надо “выйти на балкон”. И когда он остановился, и все посмотрели на меня в ожидании ответа, взирая “с балкона”, я смог поблагодарить его за высказанное мнение, и я сказал: “Я благодарю Вас за критику моей страны, и я считаю это знаком того, что мы друзья, и потому можем говорить друг с другом откровенно. Мы собрались здесь не для того, чтобы обсуждать Пуэрто-Рико или прошлое. Мы собрались для того, чтобы понять, сможем ли мы найти способ остановить страдания и кровопролитие в Чечне”. Разговор вернулся в нужное русло. Вот в чём заключается роль третьей стороны: третья сторона помогает конфликтующим “выйти на балкон”.

Теперь давайте на минутку перенесёмся туда, где происходит, по всеобщему мнению, самый сложный, или самый неразрешимый, конфликт, – на Ближний Восток. Вопрос: где здесь третья сторона? Как нам попасть на “балкон”? Нет, я не претендую на то, что у меня есть решение ближневосточного конфликта, но я думаю, я знаю, как сделать первый шаг – буквально, первый шаг. Что-то, что любой из нас мог бы сделать, как представитель третьей стороны. Позвольте задать вам сначала один вопрос. Кто из вас за последние несколько лет чувствовал тревогу за ситуацию на Ближнем Востоке и задавался вопросом, можно ли что-то сделать? Просто из любопытства, давайте посмотрим, сколько нас? Хорошо, как видите – подавляющее большинство. И в то же время – это так далеко от нас. Почему мы уделяем столько внимания этому конфликту? Из-за количества погибших? Но в конфликтах в Африке погибает в сотни раз больше людей, чем на Ближнем Востоке. Нет, дело в истории, дело в том, что мы чувствуем себя частью этой истории. Христиане ли мы, мусульмане или евреи, верим ли мы в Бога или нет, мы чувствуем, что нас задевает за живое.

Истории имеют огромное значение.

Как антрополог, я это точно знаю. Истории, через которые мы передаём знание, создают смысл нашей жизни. Здесь, в ТED’е, мы рассказываем истории. Истории – это ключ. И поэтому моя задача, да, давайте попробуем навести порядок в политике на Ближнем Востоке, а ещё давайте вспомним историю. Давайте попробуем добраться до сути. Давайте попробуем найти третью сторону. Что это означает? Что за история лежит в основе всего?

Мы, антропологи, знаем, что у каждой культуры есть история происхождения. Какова история происхождения Ближнего Востока? Вот она в двух словах: 4000 лет назад один человек со своей семьёй взял и прошёл через весь Ближний Восток – и с тех пор мир изменился. Этим человеком, конечно, был Авраам. А выступал он за единство, за единство семьи. Он – отец всех нас. Но он выступал не только за семью, он проповедовал единство семьи, Его основной заповедью было единство, взаимосвязь всего и единство всего. Его основной ценностью было уважение, доброта по отношению к незнакомцам. И именно за гостеприимство, мы помним его. Поэтому, с этой точки зрения, Авраам является символической третьей стороной Ближнего Востока. Это он напоминает нам, что мы все – часть большего целого. И что теперь? Задумайтесь об этом на минуту.

Читайте также: Весь мир за один год. Путешествие в книгу

Сегодня нас карают терроризмом. Что такое терроризм? Терроризм – это, по сути, когда вы относитесь к невинному, не знакомому вам человеку как к врагу, которого вы убиваете, чтобы воцарился страх. Что является противоположностью терроризму? Это когда вы относитесь к невинному незнакомцу как к другу, которого вы приглашаете к себе домой, чтобы накормить его и достичь понимания, или уважения, или любви.

И что, если теперь вы посмотрите на историю Авраама, т.е. на историю третьей стороны, что, если бы эта история – поскольку Авраам для нас – это синоним гостеприимства – что, если эта история может стать противоядием терроризму? Что, если эту историю можно использовать как вакцину против религиозной нетерпимости? Как бы вы оживили эту историю? Недостаточно просто рассказать историю – рассказ тоже обладает могущественной силой, но людям необходимо почувствовать историю. У людей должна быть возможность прожить историю. Как бы вы это сделали? И вот я думал, как это можно сделать?

И я дошёл до первого шага. Потому что простой способ пережить историю – это отправиться на прогулку. Пройтись по следам Авраама. Проследить путь Авраама. Потому что пешая прогулка обладает мощной силой. Как антрополог, я знаю, что именно ходьба сделала нас людьми. Интересно, что когда вы гуляете, вы идёте рядом друг с другом в одно общем направлении. Но если я подойду к вам лицом к лицу вот так близко, вы почувствуете угрозу. Но если я пойду плечом к плечу с вами, даже если наши плечи будут соприкасаться, ничего страшного. Разве кто-нибудь дерётся во время прогулки? Поэтому зачастую, когда переговоры становятся слишком жёсткими, люди идут на прогулку в лес.

И вот ко мне пришла идея о вдохновлении людей на прохождение тропой, дорогой – вспомните о шёлковом пути, об Аппалачской тропе – дорогой, которая проходит по следам Авраама. Люди говорили: “Это бред. У тебя ничего не выйдет. У тебя не получится пройти по следам Авраама. Это слишком опасно. Придётся пересекать множество границ. Он проходит через 10 стран Ближнего Востока, потому что он объединяет все эти страны”.

Путь Авраама к согласию, уважению и примирению

Путь Авраама – пешеходный туристический маршрут на Ближнем Востоке

И вот мы в Гарварде изучили эту идею. Мы очень добросовестно подошли к этой задаче. Несколько лет назад наша группа, которая состояла из 25 человек из 10 разных стран, решила провести эксперимент: сможем ли мы проследить путь Авраама от Урфы – города, где он родился, в Южной Турции, Северной Месопотамии. Мы наняли автобус и совершили несколько пеших переходов и прибыли в Харран, откуда, согласно Библии, Авраам начал своё путешествие. Потом мы пересекли границу Сирии, дошли до Алеппо, который, как оказалось, назван в честь Авраама. Мы пришли в Дамаск, город, в котором очень многое связано с Авраамом. Потом мы пришли в Северный Иордан, в Иерусалим, в котором всё связано с Авраамом, в Вифлием, и, наконец, мы пришли в место, где Авраам похоронен, в Хеврон. То есть фактически мы проделали путь от рождения до смерти. Мы показали, что это может быть сделано. Это было потрясающее путешествие.

Позвольте задать вам вопрос. С кем-нибудь из вас случалось такое, чтобы вы оказывались в незнакомой обстановке или в чужой стране и совершенно неизвестный вам человек, которого вы видели в первый раз, подошёл бы к вам и проявил бы заботу, может быть, пригласил вас к себе домой, предложил воды, кофе, угостил бы вас? Сколько человек в зале, с которыми такое случалось? Вот в чём суть пути Авраама. Но это вы и найдёте, если придёте в эти деревушки Ближнего Востока, от которых вы ожидаете враждебности, а получаете поразительное гостеприимство, и всё это связано с Авраамом. “Во имя отца Авраама, позвольте мне предложить вам пищу”. Мы обнаружили, что для этих людей Авраам – это не просто персонаж из книжки, он живой, и его присутствие ощущается.

Короче говоря, за последние пару лет тысячи людей стали совершать пешие прогулки по пути Авраама на Ближнем Востоке, наслаждаясь гостеприимством местных жителей. Люди стали ходить пешком по Израилю и Палестине, Иордании, Турции и Сирии. Это потрясающее чувство. Мужчины, женщины, молодёжь, старики – больше женщин, чем мужчин, вообще-то, что интересно. Для тех, кто не может ходить пешком, или не может приехать туда прямо сейчас, организуются прогулки в городах, в собственных сообществах.

В Цинциннати, например, была организована прогулка из церкви в мечеть и в синагогу, и все вместе ели еду Авраама. Это был День пути Авраама. В Сан-Паулу, в Бразилии, такой день теперь проводится ежегодно: тысячи людей бегут по символической тропе Авраама, и в этом забеге объединяются различные сообщества.

Средствам массовой информации это очень нравится, они обожают такие события. Они подробно освящают такие события, потому что они наглядны и хорошо передают идею, идею гостеприимства Авраама, идею проявления доброты по отношению к незнакомым людям. Всего пару недель назад эта история освещалась Национальным радио США. В прошлом месяце была статья в газете “Guardian”, в манчестерском выпуске – целых две страницы. В статье были процитированы слова местного деревенского жителя, который сказал:

“Эта прогулка соединяет нас со всем миром”. Он сказал, что прогулка подобна свету, который осветил наши жизни.

Прогулки дали нам надежду. Вот ради чего всё это делается.

Но это не просто психология, это ещё и экономика, потому что по пути люди тратят деньги.

Ум Ахмад живёт на тропе в Северном Иордане, в безнадёжной нищете. Она отчасти слепа, её муж не может работать, у неё семеро детей. Но что она может делать, так это готовить. И она стала готовить для групп пеших туристов, которые идут через деревню и едят у неё дома. Они сидят на полу. У неё даже скатерти нет. Она готовит удивительно вкусную еду из трав, которые растут вокруг деревни. Со временем туристов стало становиться всё больше и больше. И, наконец, она начала зарабатывать и теперь может прокормить свою семью. Она сказала нашей команде: “Благодаря вам я стала заметной в деревне, в которой люди стыдились смотреть на меня”. Вот в чём потенциальные возможности пути Авраама. На этом пути по Ближнему Востоку разбросаны буквально сотни такого рода сообществ.

Потенциально мы можем сменить темп игры. А для этого необходимо сменить формат, сменить точку зрения – сменить настрой заменить враждебность гостеприимством, терроризм – туризмом. С этой точки зрения, путь Авраама – это фактор, изменяющий правила игры.

Путь к согласию и примирению

“Прогулка подобна свету, который осветил наши жизни. Прогулки дали нам надежду. Вот ради чего всё это делается.”

Позвольте мне показать вам кое-что. У меня с собой есть маленький жёлудь, который я подобрал при прохождении пути в этом году. Жёлудь, конечно, ассоциируется с дубом, потому что из жёлудя вырастает дуб – дерево, которое ассоциируется с Авраамом. Сейчас наш путь подобен жёлудю: он находится на ранней стадии развития. Каким вырастет это дуб? Я вспоминаю своё детство: я родился в Чикаго, а потом много лет прожил в Европе. Если бы вы оказались в руинах, скажем, Лондона, в 1945 году, или в Берлине, и если вы бы сказали: “Через 60 лет это будет самое прекрасное, самое процветающее место на Земле”, – вас бы сочли совершенно сумасшедшим. Но, благодаря общему европейскому самосознанию и общей экономике, европейцы сумели добиться этого. Поэтому я хочу спросить, если это может быть сделано в Европе, почему этого нельзя сделать на Ближнем Востоке? Почему нет? Благодаря общему самосознанию – истории Авраама – и общей экономике, которая во многом будет опираться на туризм.

Позвольте мне завершить свой рассказ такими словами: проработав 35 лет в самых опасных, сложных и неразрешимых конфликтах планеты, я еще не сталкивался с конфликтом, который нельзя было не разрешить. Это нелегко, конечно, но это возможно. Это получилось в Южной Африке. Получилось в Северной Ирландии. Это может получиться где угодно. Это просто зависит от нас. Это зависит от нашей решимости стать третьей стороной. Поэтому позвольте мне предложить вам рассмотреть возможность стать третьей стороной, даже если это будет очень маленький шаг.

Мы стоим на пороге изменений. Просто подойдите к человеку другой культуры, из другой страны, другой национальности, к тому, кто чем-то отличается от вас, и заговорите с ним, выслушайте его. Так вы станете третьей стороной. Так вы пойдёте по пути Авраама. Прослушав TEDTalk, пойдёмте на TEDWalk?

Позвольте мне оставить вас с тремя идеями: во-первых, секрет мира – это третья сторона. Третья сторона – это мы, каждый из нас. Сделав простой шаг, мы можем приблизить нашу планету на один шаг ближе к миру. Есть старая африканская пословица: “Если связать паучьи сети, можно остановить даже льва”. Если мы сможем связать сети мира, сплетённые третьими сторонами, мы сумеем остановить даже льва войны.

Источник